Самый популярный в советские времена антисептик иностранцев до сих пор приводит в недоумение.

Ярко-зеленые коленки или лицо в изумрудный горошек во время ветрянки… В нашем детстве подобные картинки были настолько привычными, что сейчас вызывают ностальгию. Откуда взялось чудодейственное средство, которое стоило копейки? И почему секретный рецепт так и не вывезли за железный занавес?

История зеленки: почему ее не используют в Европе

Немного истории

Венгерский врач по имени Игнац Земмельвейс, живший в Вене, был первым, кто еще в 1847 году придумал стерилизовать руки перед сложной операцией. Дело было так: в одном отделении родильного дома мамочки гораздо чаще умирали от родильной горячки, чем в другом. Доктор Игнац предположил, что дело в инфекции, которую приносят врачи этого самого другого отделения: они часто практиковали в инфекционном блоке и проводили вскрытия в патологоанатомическом. И предложил коллегам ополаскивать руки перед родами в растворе хлорной извести. Смертность резко упала! Однако в теорию Земмельвейса не поверили. Над ним посмеялись, выгнали с работы, а затем и вовсе заперли в психушку. И лишь спустя много лет после смерти признали основоположником асептики и назвали его именем Будапештский университет медицины и спорта.

Французский химик Луи Пастер примерно в 1862 году предположил, что возникновение многих заразных болезней связано с микроорганизмами, а затем и доказал связь смертельно опасных недугов с бактериями. Тем самым положил начало микробиологии, вакцинации и целой волне поисков врачами разных стран всевозможных веществ-антисептиков для обеззараживания медицинских инструментов.

Наконец, юный английский химик Уильям Перкин во время своих пасхальных каникул в 1856 году затеял опыты с целью синтезировать аналог хинина — дорогостоящего вещества, которое использовали для лечения малярии. И вот, обработав определенным образом анилин, Перкин в результате химической реакции получил вещество ярко-пурпурного цвета, пятна которого ни в какую не отстирывались с одежды. Химик Перкин в душе был художником. Цвет ему очень понравился! Вместе с другом и братом они смекнули, что могут делать синтетический краситель на продажу. Это была гениальная бизнес-идея, поскольку до этого цветные ткани получали только с помощью натуральных красителей, а пурпурный к тому же был очень популярен и считался цветом достатка и благополучия. Продолжение экспериментов привело к созданию целой палитры анилиновых красителей — желтого, малинового, фиолетового… И того самого зеленого!

Изобретатель красителей открыл целый завод по их производству, и анилиновые краски вскоре стали использоваться в промышленных масштабах. Но и в медицине пригодились. Сначала биохимики стали добавлять красители в препараты, чтобы микроорганизмы было лучше видно под микроскопом. А потом обнаружили, что микробы погибают от этих веществ. Красители стали применять в качестве антисептиков, что существенно сократило процент смертности, а Перкина сделало сэром Уильямом: сын простого строителя был пожалован титулом рыцаря.

История зеленки: почему ее не используют в Европе

А где бриллианты?

Цена три копейки, а название поистине королевское — бриллиантовый зеленый. Откуда такое несоответствие? Все дело в переводе, причем, скорее всего, двойном. Латинское название вещества в виде золотисто-зеленых кристаллов, которые растворяют в спирте, — viridus nitentis. Дословно — зеленый блестящий. Французские химики перевели этот эпитет на свой язык как brilliant (блестящий). А дальше какой-то неведомый русский переводчик счел, что бриллиантовый — самый адекватный аналог французского слова. Так что никаких бриллиантов или, скажем, алмазной пыли во флакончике с драгоценным названием, конечно, нет.    

Почему иностранцы против

Не то чтобы Запад активно протестует против использования зеленки. Но исторически там это средство настолько не прижилось, что раскрашенный под зеленого леопарда русский малыш вызывает у иностранных граждан неподдельное изумление. Как, впрочем, и густо-малиновые пятна фукорцина, другого популярного советского антисептика. Между тем та же жидкость Кастеллани, которую представляет собой фукорцин, но в бесцветной версии, без добавления фуксина, применяется довольно широко. Хотя все-таки чаще за рубежом используются мази с антибиотиками. Улавливаете разницу? Советский человек не должен был париться из-за такой мелочи, как внешняя эстетика, а на Западе тем временем сложилась практика, не предполагающая боевой раскраски: к чему подчеркивать, что на коже есть ранки или какие-то другие проблемы?

Есть и другая причина того, что ни в одной зарубежной аптеке зеленки вы не купите. Действие каждого препарата должно быть подтверждено результатами клинических исследований, а для бриллиантового зеленого таких испытаний никто не проводил. Копеечное средство из советских аптечек просто появилось гораздо раньше, чем был введен этот принцип. А в наше время затевать клинические исследования для старого средства, на котором много не заработаешь, совершенно не выгодно.

И все-таки, йод или зеленка?

Зависит от случая. Зеленка — более мягкий антисептик. По силе воздействия она уступает йоду — бурому раствору вещества, полученного из морских водорослей. Но во многих случаях справляется с задачей не хуже. Считается, к примеру, что при ветрянке это оптимальное средство. Кроме того, зеленка не так сильно сушит кожу, как йод, поэтому ее рекомендуют для малышей. В случае с открытыми повреждениями йод, в отличие от бриллиантовой зелени, можно наносить только на кожу вокруг ранки. А вот йодную сетку, которую рисуют при растяжениях и ушибах, чтобы усилить приток крови к мягким тканям, сеткой из зеленки заменять не стоит.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

пять + 14 =